Защитительная речь по уголовному делу об угрозе убийством и побоях А. в отношении Э. | Адвокат по уголовным делам, адвокат по гражданским делам 8 495 940 76 80

Защитительная речь по уголовному делу об угрозе убийством и побоях А. в отношении Э.

     Ваша честь! Уважаемые присутствующие в зале!

   Кого Вы видите перед собой на скамье подсудимых? «Преступника», «уголовника» или молодого парня, который совершил ошибку в жизни? Нет таких людей, которые не ошибаются! Не ошибается тот, кто ничего не делает! У подсудимого хватило смелости признаться в своем поступке и осудить свое поведение в глазах своих, своих знакомых и близких. Небезызвестно, что наказание – это мера ответственности, пропорциональная проступку, призванная, прежде всего, не наказать человека за совершенное деяние, а исправить его поведение и помочь вернуться в нормальное гражданское общество, где такие штампы как «уголовник», «судимый» способны не только закрыть человеку путь к трудоустройству и нормальной жизни в обществе, но и вынудить его считать себя человеком «второго сорта», не способного к саморазвитию и созиданию. Статистика показывает, что за последние 15 лет в России осуждено свыше 15 миллионов человек, это четверть взрослого мужского населения страны. Но что нам показывает практика – служит ли наказание реальным инструментом исправления осужденных? Нет! В большинстве своем человек, хоть однажды попавший в «репрессивную машину государства» не может занять прежнее место в жизни. Во многом данная ситуация зависит от воспитания наших детей, как родителями, так и государством в целом. И что мы видим на данном, конкретном примере? Та мера наказания, которая предусмотрена государством за проступок подсудимого – ничто по сравнению с той душевной болью, скорбью и позором, перенесенными его семьей, а главное – матерью, для которой ее дитя является самым сокровенным существом на свете! Такова природа, к величайшим творениям которой относится семья! Именно она – семья – является всем для человека, и счастлив тот у кого она есть! Семья – это не только ячейка общества, а государство в государстве, то, с чего оно начинается! От того, какой морально-нравственный и психологический климат царит в семье — зависит вся жизнь и судьба человека. Мне посчастливилось познакомиться с этой замечательной семьей и такая возможность представиться и Вам! И это не голословные высказывания, а истина, подтвержденная множеством писем, подписей и отзывов тех людей, которым не безразлична судьба подсудимого и его семьи! Я глубоко убежден, что те страдания, которые подсудимый прочувствовал каждым нервом, являются едва ли не самым главным и ответственным испытанием в его жизни на сегодняшний момент. Те страдания и переживания, которые он причинил своей матери – не идут ни в какое сравнение с теми унифицированными наказаниями, декларированными государством. Наша общая задача – не произвести на свет еще одного «осужденного», «уголовника», человека, имеющего судимость, которого будет сторониться общество, а добиться осознания виновным своей неправоты!

   Та скорбь и опустошение подсудимого, которые иные люди не испытывают за висящие на их душе даже более тяжкие преступления, наглядно говорят о том, что человеку небезразлична его судьба, показывает его стремление быть достойным членом общества, иметь простое человеческое счастье — выучиться, работать, завести семью, родить детей! В противном случае мы пополним негативную статистику осужденных в России и поставим его в один ряд с убийцами, насильниками, разбойниками и торговцами наркотиками, являющихся «раковой опухолью» нашего общества!

   История, да, да, именно история, заключенная в материалах этого небольшого уголовного дела, это не просто история банальной пьяной драки в неблагополучной семье. Эта история человеческих отношений, если позволите,  любви! Пусть не окрепшей, пусть по наивному детской, но все-таки любви, которую мы должны творить и поощрять, как учил Господь!

   Вряд ли кто-то станет сомневаться в искренности слов подсудимого при освещении его роли в данной ситуации после ознакомления с материалами уголовного дела. Детализации телефонных соединений, показания знакомых и друзей фигурантов дела, их переписка и показания родителей – все подтверждает длительный характер их романтических отношений!

   Более конкретно хочется остановиться на списках детализации мобильных соединений фигурантов дела, которые полностью подтверждают показания подсудимого об их неоднократных переговорах накануне неприятного инцидента 29.09.2010, и его душевных переживаниях за жизнь и судьбу небезразличной ему молодой девушки, в порыве отчаяния высказывавшей необдуманные намерения, заставившие подсудимого приехать к ней именно в связи с переживаниями за судьбу любимой. Именно эти намерения послужили стимулом к их встрече в тот вечер и представить себе иную картину того, что парень приехал к ней, чтобы намеренно и беспричинно причинить ей вред, при этом «хладнокровно спланировал свое дерзкое нападение», о чем заявляет свидетель М., абсурдны. С самого начала дознания показания подозреваемого А. об инциденте, имевшем место в тот вечер, являют собой стройную и взаимосвязанную картину событий, вызванных душевным переживанием мальчика за его любимого человека, которому он не способен причинить сколько-нибудь серьезный вред, а тем более угрожать самому дорогому, что, по его мнению, есть в его судьбе – жизни Э.

   Показания потерпевшей Э. напротив — непоследовательны. Так, в объяснениях она утверждает, что А. потянул ее резко за руку к себе, от чего она упала, говорит, что тот душил ее за горло обеими руками, угрожал убийством.

   В последующих показаниях в качестве потерпевшей и на очной ставке Э. говорила уже о том, что повреждения колен она получила, когда А. толкнул ее вперед, душил хватаясь то одной, то попеременно разными руками за шею – не давая встать с лавки, появляется довод об угрозах А. «подсадить ее на иглу» в случае если она сообщит о случившемся родителям, а в ходе очной ставки появляется новый довод об угрозах А. якобы «прижечь раны Э. сигаретой». …не говоря уже о недостоверных показаниях по поводу «регулярных угроз физической расправой в ее адрес, угроз убийством». Свидетель М. пошла дальше, указав, что А. бил девочку кулаками по лицу, неоднократно в ее присутствии угрожал убить Э., «зарезать ее» и т.д.

   И Э. и ее мать, являющаяся законным представителем, в своих показаниях в один голос заявляют, что опасаются реализации А. своих НЕОДНОКРАТНЫХ угроз убийством. Однако, что мы видим на самом деле, как только девочка вырывается из лона родителей — она перестает кривить перед ними душой и притворяться. Получается девочка — разный человек при родителях и в их отсутствие. Как же страх за свою жизнь позволил Э. встречаться с А. после указанного инцидента? Как оказалось А. не такой уж страшный для Э. человек, раз она решила отпраздновать с ним свое восемнадцатилетие, оставалась у него на ночь, принимала подарки в виде цветов, обручального кольца и кулона в виде сердечка, разделенного на две половины, одна часть которого находится у А., вторая у Э. Более того, дети хотели скрестить свои судьбы узами брака. А чтобы достучаться до родителей девочки дети прибегли к помощи дознавателя, попросив ее обратиться к родителям Э. с тем, чтобы они просто послушали мнение детей!

   О том, что дети, несмотря на свой возраст, еще не самостоятельны, сомневаться не приходится, поскольку как только Э. возвращается в лоно своей семьи – ее мнение кардинально меняется на противоположное. Получается два разных человека – с родителями и без.

   В заявлении от имени М. указано, что А. наносил удары кулаками по лицу и туловищу, душил руками за горло, угрожал расправой.  Хотя в своих же показаниях свидетель М. повествует о том, что, зная А., она не может предположить, что он способен на такие действия в отношении ее дочери.

   Сведения потерпевшей о том, что она не применяла к А. насилие, а вынуждена была лишь защищаться от агрессивных нападок подсудимого, который «был намного физически сильнее, в связи с чем она опасалась исполнения им угроз убийством» опровергается выводами заключения эксперта, согласно которым ссадина в проекции угла нижней челюсти справа у А. могла образоваться в момент инкриминируемого подсудимого преступления.

   Вместе с тем, согласно выводам заключения эксперта определить давность, механизм и обстоятельства образования телесных повреждений у Э. не представляется возможным, а на шее у нее, согласно медицинским документам, обнаружен один(!) кровоподтек, расположенный на латеральной (наружной) поверхности шеи справа, который возник от ударного либо сдавливающего воздействия тупого твердого предмета, что идет вразрез с показаниями Э. о неоднократном удушении ее руками за шею со стороны А.

  Указанные обстоятельства при отсутствии беспристрастных наблюдателей – очевидцев данного происшествия, обязывают нас очень внимательно отнестись к тем немногим имеющимся доказательствам, которые у нас есть – показаниям двух молодых людей с учетом их индивидуальных особенностей и характеристик личностей.

    В чем же причина на первый взгляд столь существенного расхождения в изложении позиции сторон, по воле закона, разведенных в противоположные стороны в рамках уголовного дела? Не может ли это быть следствием различий в психике и восприятии событий А. и Э.? Анализ материалов дела, а также показаний общих знакомых указанных молодых людей позволяют сделать вывод, что строгость отношений в семье девочки не дает ей быть полностью откровенной из-за боязни агрессивного восприятия событий ее родителями. Действительно, общие знакомые А. и Э. допускают склонность последней к фантизированию, что подтверждается непоследовательными показаниями девочки и, наоборот, последовательными показаниями подсудимого, его положительными характеристиками личности.

  В своих показаниях потерпевшая Э. открыто, не скрывая, заявляет о существующих неприязненных отношениях своих родителей к А., что без сомнения является определяющим фактором – движущей силой данного уголовного процесса. А какова же его цель? Цель родителей девочки проста – оградить Э. от общения с А., даже таким, жестоким образом! Отец Э. неоднократно предупреждал А. о том, что «если он не отстанет от Э. это закончится его уголовным преследованием», не преминул он воспользоваться своим физическим преимуществом и при посещении квартиры, в которой проживает семья А. Явившись туда, он угрожал и А. и его матери физической расправой, говорил, что он просто так ничего не оставит и что неприятности могут последовать за семьей А. везде, в том числе и на работе, а с крыши им на головы может СЛУЧАЙНО упасть кирпич! Отсюда и сгущение красок по поводу изложения указанных событий.

  Вдумайтесь, сам факт того, что неоднократные попытки стороны защиты примириться с потерпевшими и возместить причиненный ущерб не привели к результату, говорит о том, что у родителей потерпевшей иная цель – а именно выполнить свои угрозы и наказать парня… любыми способами! Они давно к этому стремились и воспользовались малозначительной ситуацией потасовки между молодыми людьми, чтобы повернуть ситуацию в свою пользу.

  Но и здесь, А. поступил как настоящий мужчина, отказавшись от всяческих претензий по поводу причинения ему Э. телесных повреждений стойко принял свою участь, не боясь ответить за свои поступки!

  Ваша честь, Вы, как апогей законности в данном процессе, обязаны принять исчерпывающие меры к примирению сторон в порядке ст. 25 УПК РФ и принять справедливое решение.

  Самым главным и утешающим в данной ситуации фактом является то, что, несмотря на неприятия родителями Э., желания дочери к примирению с любимым человеком и их явная беспочвенная неприязнь к А., романтические отношения детей продолжаются несмотря ни на что!.. Так давайте выполним нашу главную задачу – созидать вечное, а не разрушать судьбы!

   В этой связи прошу уважаемый суд прекратить уголовное преследование А. по ст. 116 УК РФ за деятельным раскаянием, а ст. 119 УК РФ – в связи с недоказанностью!

Адвокат Мусаряков Д.А.



Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Сообщение